суббота, 30 января 2010 г.

Семейное обучение или опупема педагогическая





Семейное обучение или опупема педагогическая


Это не моя статья ... выкладываю её здесь потому что это нужно всем.


Когда я говорю знакомым и малознакомым людям, что мои дети на семейном обучении, большинство отводят глаза, переводя разговор на другую тему, отгораживаясь стеной незнания и нежелания этого знания. Не надо быть знатоком психологии, чтобы понять, какие мысли звучат в их головах.

Они представляют меня фанатичной мамашей, лишающей детей детства, которая растит свои чада в инкубаторе, не давая приспособится к «нормальному» миру и жестокой реальностью, в которую им со временем придется попасть. А вдруг они окажутся совершенно не приспособленными к миру? Им представляются мои дети забитыми, нелюдимыми, которые не смогли ужиться в коллективе, а я не смогла, как достойная мать найти хорошую школу и хорошего учителя. Часто меня спрашивают: «А что случилось? Были проблемы с учителем или с учениками?» Так уж получается, что человек идет не куда-то, а бежит откуда то. Таков наш российский, а может и не только российский менталитет. Нет, у моего ребенка не было проблем в школе, если только не считать проблемой неуклонно угасающий интерес к познанию. Не к учебе, за оценку, похвалу, амбиции и престиж, а именно к познанию. Я считаю это проблемой. А вы? Но обо всем по-порядку.

Если кто-то все-таки осмеливается поинтересоваться, что это за форма такая, семейная, то вопросы настолько однотипные и стандартны, что я уже набила оскомину, отвечая. Забавно наблюдать, насколько же стереотипно и ограничено мышление у взрослых и, казалось бы зрелых, людей. Людей, которые имеют высшее образование, стабильный заработок и личного психотерапевта. Удивляет меня только одно, почему бы самому не задуматься над теми вопросами, которые мне задаются? Но тех, кто интересуется ничтожно мало. Большинство отводят глаза.

Лет через 15 семейная форма образования уже не будет такой диковинкой. Более того, я уверена, она будет позиционироватья как элитное «дворянское» обучение. 

В этой статье речь пойдет не о вопросе отдавать в школу или нет своего ребенка. Эта решение каждый принимает сам, основываясь на доступных знаниях и здравом смысле. В этой статье я хочу показать какими побуждениями руководствовалась я, принимая такое решение и поделиться опытом.

Итак. Подбирая ребенку школу, я понимала, что 10 лет – это немалый срок. Кроме того, эти годы очень важны для становления личности. Привитие основных ценностей, социальная адаптация, познание окружающего мира, логическое и критическое мышление, идентификация со своим полом и взаимоотношение полов, осознание своих потребностей и выбор пути – это лишь малая часть того, что формируется в ребенке за эту десятилетку. Понимать-то я понимала. Но вот о педагогическом результате тогда еще не задумывалась. Как-то, разговаривая с клиенткой я узнала, что ее старшая девочка в 6 лет на семейном обучении. Я мысленно покрутила пальцем у виска и стала искать для ребенка «хорошую школу». Чтобы чего-то найти, надо точно знать что ищешь. То есть надо сформировать критерии.

Задумывались ли вы когда-нибудь, какие задачи должна решать школа? Научить ребенка писать, читать, таблице Менделеева и склонению существительных? Вот и я так думала, что школа должна давать знания. Но мало кто задумывается, что школа должна при этом научить ребенка эти знания брать. У ребенка огромный познавательный интерес. Он хочет быть хорошим, умным, взрослым. Готов слушаться мудрых взрослых и учителей. Эту тему я дальше развивать не буду, иначе получится много демагогии о том, что знания (а не оценки) должны быть ценностью(!) на уровне всей системы образования, что каждый ребенок индивидуален и может брать знания в своем темпе. Дал много – может отказаться совсем из-за того, что не справляется. Дашь мало, заскучает и потеряет интерес к учебе. Остальное, думаю, вы додумаете сами. Когда я задумалась над этим мне стало понятно, что в классе из 20 человек не о каком индивидуальном подходе речи быть не может. Поэтому первый критерий поиска школы у меня был сформирован. Отдать профессионалам, любящим свое дело, детей, в маленькую школу с индивдуальным подходом и можно быть спокойной за свое чадо. Мне на тот момент казалось, что этого достаточно. Как я была наивна!

Есть еще одна задача школы, от которой она всячески открещивается, но все этого ждут по умолчанию – это социальная адаптация. Учителя утверждают, что за воспитание отвечают родители, а школа только дает знания. Отчасти, они правы. Родители первичны и фундаментальные представления о мире ребенок получает в семье. Но глупо утверждать, что, находясь по 6 часов в стенах школы ребенок только получает знания. Он адаптируется в том социуме, который ему предоставили родители, объявив (по факту) учителей, как своих заместителей, уважаемых и безопасных. Господи, мне иногда так жалко детей. Они же думают, что мы, взрослые, умные люди, знающие что творим. Они доверяют нам. Они послушно идут туда, куда мы их ведем. У них еще нет критического мышления, опыта для сравнения. Они не могут выбирать. Они зависимы. «Тебе нравится в школе?» «Да!» «А что тебе нравится?» «Там булочки вкусные дают на завтрак и красивые карандаши для рисования!» "А учиться тебе нравится?" "Когда пятерки получаю, нравится. А когда двойки, не нравится. Вот математика не нравится." "А деньги считать тебе нравится?" "Да." "Но это же математика..." "????" Вот и поговорили.

Потом, разбираясь в этом вопросе, я поняла, что в нашем общественном сознании смещены приоритеты этих двух школьных задач – получение знаний уходит на второй план, а социальная адаптация становится первична. Собственно вопрос, который мне задают все и всегда сразу, как только узнают, что мои дети не учатся в школе: «А как же общество? Где они общаются со сверстниками?» Понимаете? Никто не спрашивает о результатах в обучении, о познавательном интересе, о том, стал ли ребенок читать книги и думать. Никого не интерисуют результаты обучения. У меня вообще сложилось мнение, что школьные знания у большинства взрослых в головах остались как неважные, навязанные взрослыми. А вот задача социальной адаптации первична. Все вспоминают школу, как тусовку, место встречи и совместных проказ или школу выживания. А знания? А что знания? За все приходится платить. За веселую тусовку приходится платить учебой. Таковы условия. Ну а если ты не веселился, а выживал, то какие могут быть знания, если задача безопасности не решена на базовом уровне.

Да, не спорю, для социальной адаптации в этом возрасте необходима группа сверстников. Но почему то все считают, что только школа способна решить эту задачу и других путей нет. Но об этом я поговорю чуть позже. На сегодня достаточно. )
Я думала, стоит ли мне писать о своих похождениях по школам или сразу перейти к выводам, к которым я пришла. Решила, что все-таки надо описать свой путь, так как он стандартен. Видя родителей, которые мне рассказывают про то, какая у них хорошая школа, я понимаю, что они сейчас проходят то, что в свое время прошла я, с единственной разницей - они не видят того, что видела я. 

Вообще то, я не любила детей до рождения собственных, если уж честно, хотя мне часто говорили, что у меня есть талант к воспитанию. Почему Деметра стала доминирующей богиней среди моих субличностей, для меня до сих пор загадка, но факт остается фактом – на данный момент мне очень интересны дети, их мышление, их открытость миру их рост и развитие. Может из-за высокого уровня эмпатии, может просто из-за того, что я умею безоценочно наблюдать за происходящим, у меня получается видеть то, что не видят остальные.

Итак, первая школа, в которую мой ребенок пошел, была очень уютная, маленькая с хорошим, слаженным коллективом педагогов. Четыре класса по 5 человек в каждом классе. На 20 учащихся 10 педагогов. Основные предметы, плюс английский, икебана и прочие красивости для развития разных способностей ребенка. Денег это стоило немалых, но я была очень довольна. Приветливые, улыбающиеся педагоги, праздники, которые они устраивали с участием родителей, совместные выезды на шашлыки и другие мероприятия, музеи, экскурсии. Группа продленного дня. Начало занятий с 10-00. Ну что еще надо? Ребенок тоже был доволен. Ходил в школу с радостью. На вопрос :"Как дела", всегда отвечал "Хорошо" Он рассказывал мало о том, что происходит, но всегда только хорошее.

Уже значительно позже я стала понимать, что сознание ребенка подавляет прожитые негативные воспоминания молниеносно, практически сразу, как событие произошло. Ребенок живет чувствами, принимая мир по факту(безоценочно) и живет он быстро. Если он оказывается в ситуации несправедливости, которая не соответствует его ощущению правильности, он проживает боль, обиду, злость, унижение и прочее, при этом стараясь быстро забыть это, потому что для него это во-первых, некомфортное состояние, а во-вторых, он хочет быть хорошим и на фасад родителям будет выносить то, что сделает его хорошим в их глазах. Меня всегда веселят разговоры взрослых:" Я своей дочери сказала, что если что будет в школе не так, чтобы она обязательно мне рассказала, я за нее заступлюсь и во всем разберусь!» Ну откуда, скажите ради бога, ребенок знает что так, а что не так? Вот если мальчик обижает, то она, когда будет совсем невмоготу расскажет, потому что к 7 годам она знает, что драться, это «не так». А если учитель сделает что-то такое, что больно цепанет вашего ребенка, несправедливо рассудит конфликт или просто проигнорирует просьбу, разве ребенок знает, что это «не так»? Нет, он думает, что учитель все делает «так» и постарается забыть, решив, что он неправильный. Ребенок не может, как взрослый заниматься самоанализом, отследить, идентифицировать, а уж тем более ясно изложить свои чувства в той или иной ситуации. Это навык, которому его учит взрослый сопровождая и отслеживая чувства ребенка и облекая их в слова, давая им выход и демонстрируя выход из ситуации. Поэтому не ждите, отдавая в школу ребенка, что с его слов вы будете контролировать процесс. Вы сможете понять, что же там происходит только по результатам.

Со временем, я стала замечать странные отклонения в поведении сына - он стал очень агрессивен к младшему брату. Причем неадекватно агрессивен. Он мог взорваться просто так, на ровном месте, придумав себе обиду. Я, конечно не связала это со школой. В ход пошли разные стандартные оправдания такого поведения - ревность, недостаток моего внимания и прочее, что обычно принято думать. Я пробовала много чего. Но ситуация ухудшалась. Кроме того появились странные разговоры о «статусных» вещах. Он стал стыдится нашей машины – старого Гольфа, начал просить геймбой и еще какие-то вещи, которые в нашей семье не считаются ценностью. На мои попытки объяснить, что есть в мире вещи более ценные, он замыкался и отгораживался стеной. Когда ребенок отгораживается от вас и не слышит, значит, что вы перестали слышать его. Я это понимала, но что делать не знала. Если честно, я была в тупике. Можно было, конечно включить материнский деспотизм и пойти по пути запретов и оценок, но где-то я понимала, что это не выход. Что причина проблемы лежит совсем в другой плоскости, чем я ее вижу.

Я позвонила Лене в Новосибирск. Попиарю ее сейчас. Елена Павловна Михалкова, которая в силу нашей многолетней дружбы и близости для меня просто Лена, руководитель центра «Культура материнства» в Новосибирске. Она мне часто помогает найти выходы из тупиков, просто выслушав меня и дав другой взгляд на ситуацию. Я пожаловалась ей на Сашку. Она выслушала меня и спросила: «А как у него в школе?» «Все хорошо!» «Ты знаешь, Лиза, человек становится агрессивен, когда он загнан в угол, в том числе и психологически. Ребенок не может открыто проявлять агрессию на взрослых. Поэтому он понесет ее туда, где ему не ответят – то есть на того, кто слабее. А вот где он ее набрался? Где тупик? Ищи причину такого поведения шире.» 

Конечно! Как мне эта мысль не пришла раньше. К тому моменту я уже знала, что жизнь надо воспринимать системно. Работая инструктором, при отклонениях в поведениях ребенка, я ищу корни ситуации совсем в других местах – принятие женщиной своего материнства, взаимоотношение родителей, иерархия в семье, бабушки и прочее. Везде, что составляет мир ребенка, его жизненное пространство. Если в общей системе жизни ребенка все хорошо, то он не будет вести себя асоциально. Ребенок хочет жить в мире с обществом, быть правильным. Он начинает бунтовать только тогда, когда в системе есть сбои, порождающие в нем страхи, загоняющие в угол. И часто он выплескивает эмоции совсем не там, где возникли чувства породившие эти эмоции.

Сделаю я лирическое отступление и закончу на сегодня рассказ. Отступление о зависимости. Человеческое общество – это система созависимостей. Сейчас много пишут о том, что это плохо. Я не считаю это плохим, я принимаю это по факту. Мы социальные существа, живущие группами и представляем систему симбиозов. В норме все симбиозы должны приводить к выживанию всех членов. Тема очень большая, чтобы изложить ее в одном абзаце, поэтому я остановлюсь только на симбиозах в контексте ребенка, так как он является психологически зависим от взрослых до 21 года (в норме). Есть комфортная зависимость, есть некомфортная. При комфортной зависимости все счастливы и стараются этот симбиоз укрепить и развивать. При некомфортной, бунтуют и стараются его подсознательно разрушить. Что такое комфортная зависимость? Все просто – зависимость при которой удовлетворяются ожидания от симбиоза. Какие у ребенка ожидания? Да те же, что и у взрослого. Безопасность, безусловное принятие, открытость, свобода проявления, ощущение своей правильности, нужности и важности, возможности для роста, развития и познания себя и мира, обратная связь, вера и доверие. Если это выполняется, ребенок послушен, адекватен, внимателен, заботлив и счастлив. Если нет – получаете неадекват. Взрослые уже давно отчаялись найти это в мире. И не потому что этого нет, а потому что в них не заложено это чувствование, видение мира как база. Наша зависимость от родителей и общества не была комфортной, поэтому мы становимся одиночками, бегущими от любого рода зависимости, пропагандирующими свободу (непонятно от чего) и разрушение связей. Ребенок же ждет этого от мира. Он, как индикатор, очень быстро выдает миру несоответствие своим ожиданиям в виде асоциального поведения. Не бывает непослушных детей, если они физически и психологически здоровы, конечно. Бывают тупые взрослые. И даже больные дети встраиваются при нормальном окружении. Яркий пример – система Монтессори, которая была изначально разработана для умственно отсталых детей.
Часть 3

Я несколько раз садилась писать о том, что я обнаружила, обратив свое внимание на школу, но, перечитывая, убирала текст. Получалось похоже на придирки глупой бабы, которая ищет сложности, где их нет. Я понимала, что простое повествование событий не отражает чего-то главного, сущностного. Немного поразмыслив, я решила, что надо начать с того, как я смотрю на детей в принципе. Мои базовые установки. Поэтому пока отступлю от своего повествования и поговорю о более глубоких вещах.



Большинство родителей и общество, которое их (и детей и родителей) окружает, растят детей основываясь на страхах. То есть они совершают действия, направленные не на конкретный результат, который хотят получить, а делают что-то, что бы не получить отрицательного результата. Я не знаю, понятна ли глубина этой мысли, но она основополагающая в моей картине мира. Я ее даже озвучиваю раньше, чем безусловную любовь и безопасность.

Ну например, «если ребенок не будет делать каждый день делать уроки, то он разбалуется, не научится дисциплине и вырастит оболтусом». И вот его, бедного, хочет он не хочет, может не может, загоняют делать уроки. В конечном итоге ребенок начинает протестовать, так как взрослые не слышат его потребности (а он зависим от взрослых), не рассматривая его как живого, отдавая в угоду своим эфемерным страхам. Этакое предательство. У ребенка идет обида на мать и окружение, он бунтует(или, что на мой взгляд хуже – ломается) и вырастает оболтусом. Сложно бороться с родительскими страхами. Чего боялись, то и получили. Страхи притягивают события. Получается как в присказке: «Родители очень хотели, чтобы из ребенка вышел толк. Толк вышел, бестолочь осталась.»

Есть материнские ожидания и есть материнское намерение. Ожидание – это видение картинки будущего, основываясь на страхах. Намерение – видение будущего, основываясь на вере. К какой части человека (ребенка) вы обращаетесь, такая вам и отвечает. Думаете, что он злой и агрессивный, он вам ответит. Считаете, что он адекватен, со временем вы дозоветесь и эту часть, даже если она далеко ушла. Сила намерения творит чудеса не только в визуализации желаний.

Вторая мысль – ребенок изначально хороший. Все его побуждения и мотивации изначально правильные, направленные на удовлетворение своих потребностей. Взрослые, такие мудрые и умные, которым они, вообще-то изначально доверяют и ХОТЯТ их слушаться, должны понимать истинные потребности ребенка и давать возможности для их реализации или показывать путь, как эти возможности взять самому.

Вообще оценочная система хороший-плохой, весьма относительна. Когда я спрашиваю родителей: «А что вы хотите получить в конечном итоге?» Я слышу – добрый, послушный, целеустремленный, самостоятельный и бла-бла-бла. Этакий Плюс Плюсович Плюсов. Еще один отличник боевой и какой-то там еще подготовки. Давайте зайдем с другой стороны. Доброта граничит с жертвенностью. Целеустремленность с подлостью, послушание с унижением. И грань очень тонкая. У каждой монеты есть две стороны. Мы что хотим?

У ребенка нет «плохих» проявлений. Есть адекватные и неадекватные. Все человеческие качества даны человеку, как инструменты для взаимодействия с этим миром. Повторюсь - нет хорошо-плохо, есть адекватно-неадекватно. Жадность прекрасное качество, когда нужно отстоять свое. Врать тоже надо уметь, когда хранишь секреты, например. Да и кто из вас не врал ни разу в жизни? Хотя бы самому себе))) Что еще? Агрессивность? Когда надо защищать себя и близких, то не грех и в морду дать. Все «плохие» качества на самом деле не плохие. И не хорошие. Они никакие. Они просто есть по факту в нашем дуальном мире. А вот использование их может быть просто неадекватным. Ну а теперь ребенок… Ребенок изначально хороший, как мы обозначили. И он учится жить в этом мире. Учится, применяя все доступные для него инструменты взаимодействия с ним и выбирает те, с помощью которых он достигает быстрых и эффективных результатов, согласно своим целям.

Ну, например. Мой старший сын лидер. Кто верит в гороскопы скажу, что он Лев в год Тигра. Кто не верит, поясню – амбициозный, хитрый, умный, думает быстро, не останавливается перед препятствиями, даже когда другие сдались, в ход идут все средства и при этом ленив. Это его база. Из него может получиться как хороший бизнесмен, так и отличный криминальный авторитет. Смотря в какое русло направить все эти его качества. Я не могу уже «отбить» и в прямом и в переносном смысле, заложенные в нем качества. Я могу научить его с ними жить в обществе, то есть его социально адаптировать. Его отец, в свое время звонил мне в панике – он врет, он то, он се. Ну, да, говорила я спокойно, он врет. Наказывать его за вранье бесполезно. Он просто научится это делать более виртуозно. Надо просто показать, что этой цели (из-за которой он врал) он может достичь другими способами. Например, просто попросив или объяснив. То есть показать ребенку неадекватность его поведения и указать выход из ситуации. Понимаете? Большинство родителей, которые встречаются с «плохими» проявлениями ребенка, не пытаются понять его истинных потребностей, зачем он это делает, а сразу пугаются, что у них растет бандюг. И применяют соответствующие меры. Они видят ребенка плохим. Не верят в него. И он им честно отвечает.

Следующее – ребенок хочет жить с окружающим обществом в мире и согласии. Если он делает что-то асоциальное, это значит, что он просто не умеет достигать своих целей социально адекватными инструментами. Ему надо это просто показать. Ну, или зависимость от данного общества настолько некомфортна, и его ожидания настолько постоянно не удовлетворяются, что ребенок идет на разрушение данного симбиоза. Ну вы подумайте, это же глупо все время жить в противоречии с окружением. Он же останется один и не выживет. Одиночки не выживают. Дети не склонны к суициду.

Ну и последнее, на сегодня. Ребенок полноценно развивается и познает мир, только когда удовлетворена его БАЗОВАЯ потребность – в БЕЗОПАСНОСТИ пространства и окружения. Ну глупо требовать от ребенка познание мира и полноценного развития в условиях войны. В чем состоит безопасность пространства – понятно. Мир во всем мире. А вот в чем состоит безопасность окружения? Это когда не надо постоянно воевать. Воевать за свою хорошесть, за свое право жить, за свои потребности, за право быть собой. Когда не надо все время доказывать, что ты не верблюд, воюя с родительскими страхами. Другими словами, это окружение, которое принимает и любит тебя, которое верит в тебя, доверяет тебе, дает возможности для самореализации.
часть 4

Я сейчас открою вам тайну. Знаете ли вы, что мы, родители для детей Боги? Вот вы верите в Бога. Неважно в какого? Триединство, Будду, Шиву, Вселенский разум или Судьбу? Уверена, что большинство ответят «Да». У нас бывают трудности, белые полосы сменяются черными, жизнь нам дарит радости и огорчения. Но, чтобы не происходило мы верим, что кто-то там, наверху , мудрый и всемогущий наблюдает за нами, ведет нас, поддерживает, помогает. Предоставляет право проходить свои уроки, не осуждая, а любя нас. Всегда дает нам испытания по силам. У него мы ищем утешения, когда больно падаем, расшибая коленки. Мы точно знаем, что нам дадут подняться, что все делается - к лучшему и нас ведут к какому-то правильному результату в осознании себя. Поймали состояние о котором я говорю? Дети воспринимают нас как того «мудрого, всезнающего и всемогущего».

А вот теперь представьте, ну хоть на мгновение, что Бог на самом деле не любит нас, а мы просто инструменты, за счет которых он реализовывает свои амбиции, самоутверждается. Мы, конечно, смиримся рано или поздно. Ну или станем бунтарями. Не суть важно. Будут ли нам так же интересны и важны наши жизненные "уроки"? Будем ли мы доверять Жизни? Хотя, с доверием у большинства итак проблема))) Это я написала для размышления о том, какая на самом деле ответственность лежит на нас, на родителях. Подразумевается, что мы люди зрелые, и целостные и этому же можем научить наших детей. 

Но речь в этом посте пойдет о педагогическом результате. Итак, что мы хотим получить в итоге и где находится этот самый "итог"? Чтобы куда-то прийти, надо знать куда ты хочешь прийти, а если не знаешь, и тем более просто постоянно откуда-то бежишь, то никуда и не придешь.

Давайте, я покажу вам как работает человеческое мышление. Представьте своего ребенка в 10 лет. Вот он стоит перед вами и вы знаете о нем, ну если не все, то очень много. Каким вы хотите его видеть? Представьте его в деталях, чем больше тем лучше. А теперь представьте его в 14 лет. Подросток, для которого авторитет родителей уходит на второй план и он ищет наставников. Какой он? А теперь 17 лет? Порог жизненных решений о своей дальнейшей жизни. Ну, а теперь 21 год. Не поленитесь, прежде чем читать дальше проделайте это.

Если Вам удалось визуализировать картинку, то в 90% случаев, ребенка представляют из категории "иметь", а не "быть". У него есть друзья, он чем то занимается (имеет увлечения), он то-то делает (имеет навыки) и прочее. Перед мысленным взором, в зависимости от ваших ценностей и способности детализировать, встают разные картинки: живопись, музыка, спорт, танцы, походы, спецсшкола, порядок в комнате, гитара, экзамены, институт, девушки(юноши), эрудиция, ораторское искусство, финансы, менеджер, галстук, жилье и прочее. Конечно, будут характеристики, типа - общительный, с чувством юмора, думающий и прочее. Но их будет не так много и не так они будут ярко проявлены.

А теперь давайте пойдем с другой стороны. Представьте ребенка в вашем возрасте. В том, в котором вы сейчас. Как у Макса Леонидова поется "Если бы письмо написать я мог, в 78 ой самому себе". Вот он стоит пред Вами, уже зрелыми тетками и дядьками, с зачатками мимических морщин. Каким вы хотите его видеть? Задумались? Это хорошо. А теперь вспомните себя в 21 год, 17, 14, 10. На этом фоне каким вы хотите видеть своего ребенка? Картинка другая, не правда ли? Тут уже не так важно, чем он занимается, кого имеет (прости меня хосподи), и прочий зрительный ряд не важен. Вы начинаете рассуждать из категории "быть".

К чему я это все? Педагогический результат - это целая система родительских решений, которые принимаются постоянно, каждый день в своей жизни, относительно вашего ребенка. Осознанных или неосознанных (стереотипных). И тут важно понимать из какой системы мышления вы делаете эти решения (страхи или вера) и в чьих интересах - своих амбиций и комфорта (иметь) или ребенка (быть). 

Большинство таких решений мы принимаем неосознанно, как принято, в тех границах мышления, которые вложены в нашей голове. Мы добавляем свое что-то, чтобы улучшить, как нам кажется, результат, потому что знаем "как лучше". Но это те же яйца, только вид сбоку. Ну например. Да, школа, но лучшая со специальной методикой. Нет не школа, но учитель на дому. Хорошо, учу сама, но организовать уроки как в школе. Все перечисленное - это решения из одной системы координат. Системы, заложенной в нашем мышлении - школьной. Вы не вышли из нее. Я почему это так все подробно объясняю? Все, что вы "знаете", это коридоры в вашем мышлении проложенные с раннего детства родителями и обществом. Улучшения, рюшечки и зефирки - это как пасхальные яйца. Окраска другая, а внутри тот же желток и белок. Если вы хотите получить ребенка, который будет лучше, чем вы, счастливее, адекватнее, то надо подвергнуть сомнению все ваши незыблемые знания и догмы, которые являются всего лишь автоматикой, включать здравый смысл и заново учиться родительству. И на этом пути вы будете новичком, даже если до вас прошло много других. Вы все равно будете идти на ощупь, создавая свою реальность, преодолевая сопротивление окружения, отгоняя собственные страхи, не зная точно ли вы правильно идете, шагая только на намерении, пока не появятся первые результаты.

Мы взрослые люди хотим все, сразу, много, здесь и сейчас и в лучшем виде. Но результатов наших решений, порой приходится ждать долго. Помню как мне один знакомых доказывал, что мои дети, если не учатся в школе не будут приучены к дисциплине. Он с пеной у рта доказывал, что надо требовать, надо жестко делать рамки и прочее и прочее. Оговорюсь - этот знакомый с 15 лет военный. Военное училище, служба и прочее. Дисциплина, как вы понимаете была в его жизни всю его сознательную жизнь. После увольнения из армии он так и не смог действовать в свободных границах. Он был не научен самодисциплине. Когда я озвучила эту мысль, человек запнулся (когнитивный диссонанс) и в качестве защиты выставил:"То есть ты хочешь сказать, что у твоих детей отличная самодисциплина?" Я спокойно ответила: "Они этому УЧАТЬСЯ". Понимаете? Надо набраться терпения и взращивать в ребенке те качества и навыки, которые мы хотим получить, пока они самостоятельно не овладеют ими. А если не овладеют? Если у вас возник этот вопрос, тогда идем к моему предыдущему посту и перечитываем. Потому что это вопрос из мышления "страхи". Ребенок хочет быть взрослым, хорошим, правильным.

Ребенок это росток. Если мы сажаем добрые семена, то взойдет доброе. Мы растим рассаду, которую потом высадим во внешний мир. У кого-то ростки всходят быстрее, у кого-то медленнее. И это нормально. Если мы будем всех уравнивать и высадим все ростки под одну гребенку в открытый грунт, то первые же заморозки побъют все зачатки.

Но, тут есть одно но. Если мы хотим чему то ребенка научить - надо самому это уметь. Если мы хотим, чтобы ребенок Был, надо самому Быть. Если мы хотим, чтобы ребенок Жил, надо самому Жить. Мысль, я думаю ясна. Мы не можем дать ребенку того, что не имеем сами. Родительство - это постоянная работа над собой.

Ну и напоследок я приведу тот педагогический результат, которые в свое время сформулировала для себя и раздаю родителям на семинарах. Это, конечно же не полный список. Он постоянно пополняется. Но для начала, я думаю, будет достаточно. Если вам он понравится, то вы можете добавлять свое.


Ребенок:

1. Здоровый физически и психически.

2. Обладающей жаждой познания нового. Видит пути удовлетворения своей познавательной потребности.

3. Умеет работать с информацией, отличает важное от неважного, нужное от ненужного.

4. Знает и умеет пользоваться всеми благами технического прогресса, новыми технологиями, при этом не впадая в зависимости.

5. Спокойно берется за незнакомые ему дела, учится, осваивает и реализовывает свои навыки на практике.

6. Ко всему подходит творчески. Видит нестандартные и эффективные решения.

7. Четко знает, что он хочет и видит пути достижения целей.

8. Видит возможности, которые открываются на пути, умеет пользоваться этими возможностями.

9. Умеет принимать решения.

10. Умеет брать на себя обязательства и ответственность.

11. Умеет ошибаться, делать нужные выводы и пробовать опять.

12. Умеет планировать и организовывать свое время и выполнять запланированное.

13. Трудолюбив. Проблемы переводит в статус "задачи". Спокойно делает, а не критикует.

14. Имеет систему мировоззрения и духовную основу.

15. Имеет и не боится высказывать свое мнение на любой счет, в том числе и не совпадающее с мнением большинства.

16. Умеет выстраивать адекватные отношения с людьми разного возраста, пола и социального статуса.

17. Может вписываться в любые системы, при этом оставаясь собой. Умеет пользоваться преимуществами системы, при этом не становясь зависимым.

18. Умеет вписываться в любую иерархию, быть как ведущим, так и ведомым.

19. Спокойно принимает как победы, так и поражения.

20. Умеет организовывать работу группы, делегировать полномочия и контролировать выполнение работы.

21. Обладает хорошим чувством юмора, умеет посмеяться над собой.

22. Умеет отдыхать и расслабляться, организовывать праздники, собирать друзей.

23. Умеет активно отдыхать.

24. Ценит друзей и семью, готов на бескорыстную помощь.

25. Умеет сам просить о помощи и принимать ее

с благодарностью и спокойствием.

26. Патриот. Любит свою родину, чтит историю и литературу родной страны. Понимает свою ответственность за происходящее.

27. Спокойно зарабатывает и распределяет ресурс. Обладает богатством, как внутренним, так и внешним. Рационально подходит к процессу обладания и управления материальными благами
часть 5

Ну ладно, давайте поговорим о пресловутой социальной адаптации. Спросим себя – какие образы, воспоминания, понимания, знания у нас возникают в голове при этом словосочетании? Детская группа, совместные игры, умение существовать и выживать, ушки зайчика на детских выступлениях под скупую материнскую слезу от умиления, кружочки бархатной бумагой, старательно наклеенной по образцу, игра «в глупости», банты и белые колготки с букетом цветов на 1 сентября, школьная заклятая подруга (друг), совместные походы по подвалам и многое другое.

То есть большинство вспоминает при слове «социум» детей и их забавы. Это то, что заложено в наших коридорах мышления. Не спорю, именно в детской стае дети учатся и проигрывают различные модели поведения, подражая взрослым. Но, социум – это значительно больше, чем детская стая. Давайте, дорогие мои «взрослые» расширим наши коридоры и посмотрим что необходимо для нормальной социальной адаптации. Нормальной, в данном контексте, это когда решается задача – научить ребенка адекватно взаимодействовать с людьми разного пола и разного возраста.

Давайте посмотрим в словарях определение. Адаптация – процесс приспособления к новым условиям среды. Соответственно, социальная адаптация – это процесс приспособления личности к новым для нее социальным условиям. Оговорюсь, что новым для ребенка является все, где нет опыта, а приспособление – это постепенный процесс в результате которого ребенок познает правила по которым действует данный социум, и, сначала учится действовать по этим правилам, а потом вырабатывает привычки взаимодействия. Да, да, адаптированный человек – это человек с набором автоматических привычек. 

Но давайте вспомним, что надо для того, чтобы ребенок спокойно познавал эти правила и вырабатывал привычки? Правильно, первичное условие – безопасность. Для того, чтобы стало это понятно, я приведу пример как ребенок познает и адаптируется к пространству, а потом мы эту же модель применим к социуму.

Вот новорожденный – границы тела неопределенны, он шар со ртом, пространства комнаты огромны, по сравнению с ограничивающими его во внутриутробной жизни стенками матки. В первые 40 дней его основная задача – убедиться в надежности матери и безопасности. Как только эта задача решена, он начинает с маминых рук оглядывать комнату. Для него это – безопасная территория гнезда, а мама – постоянная «точка опоры», центр мира.

По мере освоения тела и овладения навыками ползания и ходьбы, он осваивает разные уровни пространства. Любимые мамины вазочки, пульт от телевизора, красивые кнопочки на компьютере и прочее – все должно быть обследовано и изучено. На ощупь, на вкус, на прочность. Вы помните, как ваш ребенок познавал вашу квартиру? Он сначала ползал вокруг маминых ног. Потом отползал на границу комнаты и возвращался. Потом отползал за границу комнаты и опять возвращался. И так все дальше и дальше. Он осваивал новое, заходя все дальше и дальше в своей адаптации к этому пространству. А «точкой опоры» была мама. Безопасная мама.

Когда мама выходила с ним на улицу – он внимательно осматривал все что видит с маминых рук, и маме и в голову не прейдет отпустить ползающего ребенка в магазине (ну я надеюсь, что не придет) или на проезжей части для изучения «нового пространства». Просто потому что оно небезопасно. Оно чужое и у ребенка нет достаточного количества навыков, чтобы адекватно с ним (этим пространством) взаимодействовать.

Ребенок растет, ходит с мамой за руку гулять, потом ходит рядом, потом отбегает на 2 шага, потом на 5. И так, постепенно, наблюдая и пробуя он осваивает пространство улицы. Узнает, что зеленый человечек – это не глюк, а знак светофора и что на горке можно кататься. И вот в какой-то прекрасный день он заявляет: «Я пойду гулять один на улицу». И мамаша, капая в водку флакон корвалола и хватаясь за сердце стоит и смотрит в окно как ее дитятко сделав круг по двору возвращается домой. Потом это уже не 15 минут, а час. Потом это автобус и метро. Ребенок в своем познании пространства заходит все дальше и дальше от гнезда – места, которое для него является константой, началом координат.

И мы, родители ничего специально не делаем для того, чтобы привить ему «самостоятельность», приучить его выживать в мегаполисе. Представьте мамашу, которой в голову взбрела мысль, что если не оставлять ребенка с трехлетнего возраста на улице одного, то он не сможет научиться нормальной пространственной адаптации. А если уж совсем утрировать пример – она несет его в заведомо опасные места, с пеной у рта доказывая всем, что ему (ребенку) все равно придется жить в мире скоростей и машин и надо начинать приучать его к этой жизни, бросая в самую гущу мира для адаптации. Абсурд? Согласна.

Мы же просто живем и передвигаемся сами и своим примером и наставлениями показываем правила жизни в данном пространстве, точно веря и зная, что рано или поздно, ребенок ЗАХОЧЕТ самостоятельности и пойдет осваивать мир в котором он живет. А со всеми неудачами и поражениями он будет прибегать в родной дом – в безопасность. Мы не торопим его. И чем мобильнее семья, тем шире границы для ребенка.

Зачем я так долго это расписываю. Чтобы мы посмотрели на социальную адаптацию, как на постепенный процесс, который неизбежен. Просто потому что ребенок ХОЧЕТ жить в обществе, жить в ладу с обществом, с возрастом расширяя свой круг общения. Понимаете? Ничего не надо делать специально. Я понимаю, что эта мысль непривычна. Чтобы лучше ее понять, я расскажу об этапах социальной адаптации. 

У человека длинное детство, которое ему нужно, чтобы вырастить большой мозг, который усваивает огромное количество информации, в том числе и многоуровневую структуру данного общества, все связи в нем и модели взаимодействия. Первичная социальная адаптация происходит до 9 месяцев, когда ребенок находит свою мать после рождения, убеждается в ее безопасности и выстраивает с ней отношения в симбиозе, где ребенок зависим, а мать ведшая. Про ведущую роль матери стоит написать отдельно, так как многие путают ее с авторитарностью и деспотизмом, но не в этом посте. Примем просто сейчас, что ведущая роль матери в данном контексте заключается в том, чтобы демонстрировать модели поведения в социуме, поправлять ребенка, если он неадекватен в своих проявлениях и давать адекватный выход из ситуации.

С 9 месяцев (срок приблизительный) ребенок начинает обращать внимание на окружение. И вот тут внимание – он начинает исследовать безопасное окружение, которое ему предоставляет мать, то есть окружение «своих». Давайте введем как входные данные – есть свои, есть чужие. Свои – это то самое поддерживающее окружение, которое удовлетворяет все врожденные ожидания малыша, о которых я писала. То есть ожидание принятия, доверия, веры, обратной связи и т. д. Есть чужие – это просто люди, которые во вне. Ну как есть квартира, а есть улица. Чужие не плохие, не хорошие. Они могут быть любыми и с ними надо со временем научиться взаимодействовать, когда будет освоено взаимодействие со своими.

Свои – это база, тыл, к которым ребенок всегда может прийти и передохнуть. Раньше эту роль исполняли семья, род. Сейчас это по большей части друзья и единомышленники. Я имею ввиду не только взрослое население, но и детей этих взрослых, которые и образуют ту самую пресловутую детскую стаю. Не надо создавать какого-то специального общества для ребенка. Он ожидает, что мама и папа социально активные существа и у них есть круг общения своих, с которыми он и будет осваивать социальные модели. Предвижу вопрос – если окружение ребенка будет доброжелательным, то не будет ли он потом в чужом обществе бит и повергнут жестокостью мира и сможет ли постоять за себя? Отвечу – а что, разве среди «своих» не бывает конфликтов? Разве в гостях с ребенком у подруги, у которой тоже есть ребенок вы не наблюдаете конфликтов между детьми? Конечно бывает. Мы же не создаем парниковых условий с роботами. Это такое же живое общество. Просто когда это свои – вы точно можете быть уверены, что все изначально безопасны для ребенка, не осудят, помогут, поддержат, примут и то, чему он научится в данном обществе достойно подражания. А что делать если такого общества нет? Вот это то над чем стоит задуматься. Вы знаете, что в большинстве своем у родителей, страдающих социофобией дети социально неадекватны, вне зависимости от того ходят они в сад и школу или учатся дома.

С 9 месяцев до 3-х лет ребенок наблюдает за социумом, пытаясь с ним взаимодействовать. Но это пока попытки. В основном он при матери или опекуне (безопасном). Он идет в детскую стаю, например, постоит и возвращается. Потом идет и взаимодействует и опять возвращается. И так до тех пор, пока он не почувствует в себе сил вступить в этот социум на правах участника. В этом возрасте ребенок должен иметь достаточно возможностей наблюдать в безопасной среде за детьми, взрослыми и стариками. Таким образом он записывает (импринтингует) модели взаимодействия социума в котором родился.

К трем годам у него достаточно набранных моделей и он честно идет все это пробовать, то есть познавать себя как социальную единицу. Оговорюсь опять – в безопасной социальной среде, то есть среди тех детей, взрослых и стариков, которые составляют круг общения родителей. Вы знаете, что это обязанность родителей обеспечить своего ребенка поддерживающим окружением разного пола и разного возраста? Ребенок точно знает – родители плохого не пожелают и раз сказали живи тут, значит это свои и все что тут происходит - правильно. Он не понимает, что мы идиоты и помещаем его в заведомо чужую среду, с которой сами общаться бы вряд ли стали.

С 7-9 лет ребенок пробует выходить из круга своих и общаться самостоятельно с чужими. Он уже с удовольствием посещает кружки, гуляет во дворе, заводя новые знакомства. Сначала по чуть-чуть, потом все больше и больше. Но! Это добровольное общение. Он знает, что ему не надо тут выживать во чтобы то ни стало. У него есть «свои», а когда есть такой тыл, то можно за чужими наблюдать, пробовать, уходить, возвращаться и опять пробовать – одиночкой он все равно не останется. Он хочет познать этих «чужих» и делает это постепенно в комфортном для себя темпе и стиле. Только при чем тут детский сад и школа? Но об этом я еще напишу.

Как можно научить ребенка плавать? Двумя способами. Первый – бросить в середине реки, может выплывет. И, кстати, многие выплывают. Второй – нанять тренера, который постепенно познакомит его с водной средой и взаимодействию с ней. Вам какой больше нравится?
часть 6

Тема социальной адаптации, как и предполагалось, вызвала множество вопросов «А вдруг? А как?» Я понимала, что надо раскрывать тему шире, но не знала как. Очень много пластов, и я не знала с чего начать. Много кусочков, но как их сложить? Можно бесконечно копаться в частностях, и их будет миллион вариантов. А можно показать общую картинку и человек сможет увидеть все частности разом. Мне помогла маленькая девочка.





На днях я сидела в макдональдсе (да, да, я ем в макдональдсе, но подождите кидать в меня тухлые помидоры, речь не о моей диете) и работала на своем чудесном маленьком нетбуке со встроенном инетом. Я смотрела картинки сайта моего нового проекта и делала задание для програмиста. Вдруг, я замечаю, что у меня за спиной стоит девочка, лет девяти. Тихо так стоит и заворожено смотрит на экран. Моя первая (привычная) реакция : «Что нужно этому ребенку? Пусть отойдет и не мешает. Какой невоспитанный ребенок». Это во мне включилась моя мама, которая всегда считала, что дети мешают взрослым. Слава богу, свои автоматические реакции я отслеживать умею, а уж мою маму во мне знаю в лицо, поэтому вторая мысль была : «А чем она невоспитанна? Она никак не мешает мне, не лезет ко мне на голову, не угрожает мне. Картинки и правда красивые. Вот если бы у меня за спиной встал мужчина, что бы я сделала? » Я повернулась и улыбнулась ей. Она подошла поближе и спросила: «А что это такое?» Я объяснила, что это будет сайт в Интернете. Мы поговорили. Она, получив все ответы на свои вопросы, радостно подбежала к маме, которая сидела за соседним столиком и стала ей рассказывать о том что узнала от меня.



До этого я, как раз, размышляла о том, что мы взрослые хотим дать детям все самое лучшее, создать для них (поместить их) в какой то особенный мир, где им будет хорошо, где их научат, покажут, расскажу. Вот мы их довели до 3 лет ( и почему именно 3 года?), а дальше нужны Профессионалы! Потому что в нашем восприятии себя, мы - люди без талантов и способностей, маленькие серенькие птички, и при этом у нас есть суперважные проблемы, которые в нашем мире взрослых надо решать. Поэтому тот мир, что мы создаем детям, должен еще делать так, чтобы дети нам в нашей взрослой жизни, не мешали и не отсвечивали. Такое очень глубокое, где-то в мышлении и мироощущении, разделение детей и взрослых. Словно невидимая стенка.



Почему, когда я подчеркиваю, что задача социальной адаптации – это научиться взаимодействовать с людьми разного пола и разного возраста, большинство понимают это как «обеспечить ребенка разновозрастной детской группой». Почему когда я говорю, что вначале ребенок адаптируется среди своих, у всех сразу встает вопрос об их количестве и сомнения в том, что вашего круга общения для ребенка достаточно, чтобы сформировать в нем уверенность в своих силах для контактов с чужими? Почему, когда я говорю, что общение с чужими должно быть добровольное с альтернативой повернуться и уйти, если не справляешься, все сразу начинают бояться, что он не сможет прижиться в рабочем коллективе? И почему работа, общение и жизнь воспринимается нами, взрослыми (типа) дядями и тетями не как удовольствие и интересное занятие, а как «принудиловка» и «проблемы взрослых». Как объяснить, что мир взрослых и детей – единый мир? Что это преемственность поколений и жизнь которую мы для себя создаем и есть среда для развития детей. Мы же хотим (можем) вывести их в тот социальный слой и на тот уровень жизни, куда вышли сами и где находимся сейчас, но с лучшим качеством и дать им вектор двигаться дальше. Значит для детей надо создавать ни какой-то специальный мир, а знакомить со своим миром и в нем его и адаптировать.



Сразу оговорюсь, что армию для мальчиков я сейчас обсуждать не буду, потому что для меня пока эта тема далека и не раскрыта. Когда меня спрашивают: « А как же Армия?» Я отвечаю: «В армии свои законы и все что я могу сделать по максимуму – это вырастить ребенка со здоровой психикой, чтобы, если уж в нее попадет, он вышел с наименьшими потерями, а лучше, с приобретениями.»



Так вот, после общения с этой девочкой, у меня как-то все встало по моим местам и я начну. Но в один пост я не уложусь (кто бы сомневался), поэтому начну издалека и с вопроса – откуда в нас столько страхов, что мы не способны дать детям все необходимое?



Основная цель человечества – выжить. И не просто выжить, а с хорошим качеством. Один из инструментов для выживания, который заложен в нас, как в биологический вид – это преемственность поколений. Попросту говоря – передача опыта. Есть прямая передача – демонстрация, обучение. Есть на уровне генетической памяти, куда записываются те модели поведения, которые привели к выживанию, как отдельного индивидуума, так и целого народа. И чем большее количество поколений применяло их как правильное, тем крепче они вшиваются в базовые установки, которые человек просто «знает». Их трудно в себе увидеть, еще труднее осознать и совсем уже сложно изменить. Пересмотр таких установок происходит только в том случае, если они давно потеряли свою актуальность или стали угрожать выживанию. Ну например, моя мама ребенок войны и склонна (мягко сказано) к накопительству и нищенскому мышлению. Я, конечно же, тоже взяла эту модель. Мне пришлось долго вырабатывать в себе навык выбрасывать отслужившие вещи и позволить себе выбирать одежду, обувь и питание, основываясь на их качестве, а не цене. Но мы говорим о детях. Какие же «базовые» установки сформированы в нашем обществе относительно детей?



Немного истории. Вы знаете какой декретный отпуск был в послереволюционные годы? 72 дня. Представляете? Это чуть больше дух месяцев. После этого женщина была обязана сдать ребенка в ясли и выйти на работу. Иначе она становилась тунеядкой (а раньше была статья за тунеядство, кто не помнит), и осуждалась обществом. Ценность женщины в роли матери, которая сидит дома с детьми, была разрушена в ноль. Это была государственная политика, которая преследовала свои цели. Первая – рабочая сила, которая нужна была для восстановления молодого социалистического государства. Вторая - вырастить человека с новым мышлением. Для этого ребенка с пеленок забирали от родителей и растили в определенной идеологии. Пионеры, комсомольцы и прочее. Даже я еще застала политинформацию в детском саду (!), где нам рассказывали о холодной войне и капиталистическом враге, который хочет нас уничтожить. Помню, какой ужас в своей беспомощности я испытывала на этих «занятиях». Родителей убеждали, что в яслях, садах, школах, лагерях профессионалы, которые смогут позаботиться об их детях лучше, чем они, что там хорошие условия, диетическое питание, игрушки, забота и прочее. Родители свято верили, что только в таком искусственно созданном мире дети получают истинное развитие. Некоторые не верили, но у них не было выбора. На уровне всего народа была в голову крепко засажена мысль, что родители сами не могут позаботиться о своих детях, что у них есть более великие цели. Что надо доверить своих детей тем, кто действительно сможет о них позаботиться. Передать ответственность государству. И на тот момент, в года разрухи, повальной безграмотности и голода, это наверное, было правдой. Народ выживал.



Я не знаю, когда именно продлили срок декретного отпуска. Порывшись в Интернете, дядя Поисковик не дал мне такой информации. Но! Поколение наших мам уже имели полное право сидеть дома с ребенком аж полгода! Потом ясли и работа. В противном случае – осуждение общества, штамп тунеядки, потеря стажа, что почему-то очень все боялись, потеря всех коэффициентов к зарплате, пенсии и прочее. Было насажено столько страхов и санкций, что никто даже не осмеливался думать о том, чтобы оставить ребенка дома. Кроме того, взрослые держались за свое рабочее место и нравится тебе начальник или нет, нравится коллектив или нет, надо было приспосабливаться. Не было альтернативы. Тоже самое было и в садах и в школах. Выживай детеныш – выбора нет. Вы осознайте масштаб! Точно выверенная политика на разрушение института родительства «Разделяй и властвуй» и внушение – «Вы помучаетесь, зато все для детей. Наши дети будут жить лучше в светлом будущем.»



Дети же находились в детской принудительной среде и, взаимодействие взрослого мира и детского было минимальным. Мы не знали куда взрослеть, не было вектора. То-то сейчас слово «инфантилизм» стало таким модным и распространенным. Воспитатели и учителя были скорее надсмотрщиками, с которыми неизвестно как общаться, а если среди них находились яркие личности, достойные подражания, они задавливались общей системой в два счета. Родители были в каком-то закрытом от нас мире, куда детей не пускали. Считалось, что дети не были полноценными людьми, со своими потребностями, которых воспринимают в серьез, которых берут во внимание взрослой жизни. И если мы заявляли свои права на любовь, ласку, понимание, веру, нам отвечали: «Чем ты недовольна, я тебя всем обеспечиваю» Ну, вспомните. Гости. Детям, как правило, накрывался отдельный стол – и это было неким изыском, модой. Потом, детей отправляли в комнату, чтобы они не мешали и «не слушали взрослых разговоров» и уж тем более не высказывал свою точку зрения. Мы постоянно кому- то мешали. Нет, конечно, родители выполняли родительский долг – смотрели за успеваемостью, ходили в музеи, на елки, отдавали в секции и прочее. И этого считалось достаточно. Но это был долг, а не интересное и плодотворное взаимодействие поколений.



Были семьи, где все описанное мною процветало буйным цветом, были, где родители все-таки старались воспринимать ребенка как личность. Но общая система работала безошибочно и установки, которые мы, (хотим мы этого или не хотим) несем в своих головах, ей (системой) заложены в нас три-четыре поколения назад. А это срок.



Я не люблю лезть в политику и ругать то, что было раньше. Все для чего-то было нужно. Историческую справку я привожу только с той целью, что бы мы, взрослые, смогли увидеть и осознать эти установки. Потому что пока мы в них, все наши рассуждения и вопросы идут из одной плоскости – системы советского государства. И даже когда мы пытаемся делать наоборот, это не осознанное решение движения, а бунт и бегство.



Подведу итог на сегодня. Что из всего вышесказанного у нас лежит в голове, как «знание».



1. Все для детей, для детей самое лучшее, детям лучший кусок.
2. Для детей надо создавать специальные условия.
3. Родители не несут ответственность за своих детей, за них несут ответственность профессионалы.
4. Родители не могут учить своих детей, это могут делать только люди со специальным образованием.
5. Детям обязательно нужны дети, иначе они будут страдать от нехватки общения.
6. Дети мешают полноценной жизни взрослых.
7. С детьми неинтересно, но надо выполнять родительский долг и с ними заниматься.
8. Дети должны быть послушными, сидеть и не отсвечивать.
9. Дети не воспринимаются всерьез.
10. Женщина, которая сидит с детьми – тунеядка и ее ценность в обществе равна нулю.
11. Взрослый мир – это мир проблем, трудностей и войны.
12. У взрослых нет выбора. У детей тоже.
13. Взрослые и дети – это две отдельные вселенные. Есть мир взрослых и мир детей.
14. Есть некое светлое будущее, куда мы должны вывести своих детей

Можно продолжить список, но я остановлюсь. Каждый увидит в себе сам какие именно установки в них сидят, а какие прошли мимо. Важно, что все это уже потеряло свою актуальность и пора усомниться в незыблемых догмах. Может быть такое, что пересмотрев, вы решите, что это правильно и вернетесь к этим знаниям, но уже осознанно.

Давайте, потихоньку уже соединять у себя в голове мир взрослых и мир детей. Вовлекать их в свое внимание и свою жизнь. Мы несем ответственность за наших детей. И только мы. Государству уже давно нет дела. Помните как в фильме Аватар они приветствовали друг друга : «Я вижу тебя». Вот давайте видеть детей. Не только своих.
 


Продолжение

Комментариев нет:

Отправить комментарий